Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

(no subject)

Журнал предназначен для отзывов о прочитанных книгах. Обмен мнениями приветствуется.

"От Ханаана до Карфагена"

Юлий ЦИРКИН "От Ханаана до Карфагена", 2001.
Ещё одна книга о финикийцах. Как отмечается в аннотации, первая в отечественной историографии последовательная история Финикии. В самом деле из прочитанных ныне книг «Финикийские мореходы» Шифмана слишком кратки, а другие посвящены не всей финикийской истории, а лишь финикийским колониям. Здесь же основное внимание уделено собственно Финикии. А две главы о Карфагене практически повторяют соответствующие главы из книги того же Циркина «Карфаген и его культура».
В отличие от прошлых книг автора здесь не уделяется особого внимания культуре и искусству, а излагается, в основном, политическая история и анализируется социально-политический строй финикийских городов.
Из нового, того, что не встречалось в других книгах, интересны мысли автора о том, что греки в ранний период, видимо, разделяли финикийцев северных и южных. Считается, что слова «финикийцы» и «сидоняне» в гомеровских поэмах одно и то же, синонимы. Но автор обратил внимание, что негативно говорится только о финикийцах. Они изображены вероломными разбойниками и пиратами, что сказалось на исторической репутации финикийцев. О сидонянах же в поэмах говорится по-иному. Вероятно сидоняне – южные финикийцы, жители собственно Сидона, а также Тира. Именно они вели активную торговлю, в том числе и с греками и основывали колонии, в том числе и в Эгеиде. Им было невыгодно заниматься разбоем и у них были неплохие отношения с греками, вплоть до совместных поселений. А вот северных финикийцев, в первую очередь жителей Арвада, южные, видимо, на свои рынки не пускали. И если кому-то из северофиникийских мореходов удавалось прорваться в чужую сферу влияния, то они, видимо, и стремились урвать всё, что можно, ибо не собирались возвращаться.

Ещё две книги о финикийцах

Илья ШИФМАН "Возникновение Карфагенской державы", 1963;
"Финикийские мореходы", 1965.
После книг Циркина решил познакомиться с работами о финикийцах и Карфагене другого видного советского историка. Илья Шолеймович Шифман (1930 – 1990) доктор исторических наук (впрочем во время написания этих книг был ещё кандидатом), автор научных биографий Ганнибала, Александра Македонского и Августа.
Первая книга представляет собой чисто научный труд. Довольно подробно (насколько позволяют немногочисленные источники) разобрана история финикийской колонизации Западного Средиземноморья. Основание ряда колоний в Испании, Африке, Сицилии и Сардинии, в том числе и Карфагена, который постепенно объединил все прочие финикийские колонии под своей властью, а также основал и немало своих. Рассматривается, в основном, политическая история. Остальные сферы – экономика, культура, религия и т.п. – постольку, поскольку имеют отношение к установлению тех или иных фактов. Хронологические рамки: XI – V вв. до н.э.
По большому счёту разногласий в общей трактовке финикийско-карфагенской истории у Шифмана и Циркина нет (Шифман, кстати, был научным редактором обеих книг Циркина, о которых шла речь в предыдущем посте). Но по мелочам немало (а с точки зрения профессиональных историков-пунологов это, возможно, и не мелочи вовсе). Так, в частности, Шифман относит знаменитое плавание Ганнона к VII-VI вв. до н.э., а Циркин – к первой половине V, и даже более конкретно – к 470-м гг. Прекрасный мыс, упоминаемый в первом римско-карфагенском договоре, Шифман помещает в Испании, а Циркин – в Африке. Шифман считает победителями в битве при Алалии 535 г. до н.э. карфагенян и этрусков, Циркин – греков (но победа оказалась «пирровой» из-за больших потерь, так что греки в итоге Сардинию всё равно потеряли). И т.д.
А вот вторая книга, изданная в серии «По следам исчезнувших культур Востока», небольшой (всего на 80 страниц), но информативный научно-популярный очерк о всей истории финикийцев, от появления до ассимиляции (на востоке – эллинизации, на западе – романизации). Кое в чём, вероятно, книга и устарела, всё же 50 лет прошло, наука на месте не стоит. Тем не менее в качестве первого знакомства для тех, кто заинтересуется финикийцами и/или Карфагеном (в частности для школьников), её вполне можно рекомендовать. А там уж можно углублять и уточнять свои знания с помощью других книг.

Две монографии о западных финикийцах

Юлий ЦИРКИН "Финикийская культура в Испании", 1976;
"Карфаген и его культура", 1986.
Месяц назад рассказывал о книге доктора исторических наук Юлий Берковича Циркина «Гражданские войны в Риме. Побеждённые». А это его первые монографии, изданные ещё в советское время.
История финикийских колоний в Испании и Африке нам известна плохо. Письменные источники говорят, в основном, о войнах Карфагена с греками и римлянами. Археологические источники тоже не очень помогают. Карфаген был весьма основательно разрушен римлянами. И археологи, в основном, раскапывают римский Карфаген, основанный во времена Августа, и существовавший до VIII века, а до старого, пунического, Карфагена редко где удаётся добраться. (Хотя за 30 лет возможно что-то и изменилось). Самый известный город испанских финикийцев Гадес существует до сих пор под названием Кадис, и современные здания мешают проводить полномасштабные раскопки. Всё, что найдено, изучается вдоль и поперёк, но характер всех этих источников таков, что их можно толковать по-разному. Их по-разному и толкуют. Как замечает автор: «Практически трудно найти двух исследователей, которые были бы согласны друг с другом по всем пунктам исследования».
В каждой книге по две главы из семи отведены собственно истории финикийских колоний. Увы, «белых пятен» и тёмных мест гораздо больше, чем того, что известно. Правда о том, что известно достаточно хорошо – о Пунических войнах – автор пишет как раз коротко, поскольку это уже многократно подробно изложено до него.
Другие главы посвящены социально-экономическим отношениям, искусству, культуре, религии и т.п. Всё, что имелось к тому времени в распоряжении историков, описано довольно подробно и наверняка весьма скучно для обычного читателя (чего стоит подробные описания изменений написания каждой из 22 букв финикийского алфавита в сохранившихся надписях). Но, несмотря на это, все выводы в той или иной степени гипотетичны. А по некоторым вопросам и гипотез не выдвинуть – слишком мало информации.
Книги рассчитаны на специалистов и издавались весьма небольшими тиражами для советского времени (первая – 4000 экземпляров, вторая – 5000). Сейчас каждый желающий может ознакомиться с ними в Интернете (тому, кто всерьёз интересуется финикийцами и Карфагеном, конечно, проходить мимо этих книг не стоит). К сожалению, вторая книга то ли неполностью отсканирована, то ли сканировалась с повреждённого экземпляра, так что от заключения осталась лишь одна первая страница из 10, выпали хронологическая таблица и список литературы.

Два романа Майкла Иннеса

Майкл ИННЕС "Смерть в апартаментах ректора", 1936;
"Гамлет, отомсти!", 1937.
Майкл Иннес (Джон Стюарт) (1906 – 1994) британский писатель и литературовед, преподаватель ряда университетов. Писал как художественные произведения, в том числе детективы, так и научные труды. Это два его первых романа.
Первый роман – чисто классический детектив. Действие происходит в хорошо знакомой автору университетской среде. Начинается сразу, без раскачки: сообщается, что убит ректор одного университета, приезжает детектив из Скотланд-Ярда – Джон Эплби, который затем станет главным героем целого цикла детективов Иннеса – и начинает следствие. По законам жанра имеется ограниченное количество подозреваемых и ряд отвлекающих побочных линий. Кроме того имеется ещё троица студентов, которая пытается вести собственное расследование. Похождения этой компании, видимо, введены автором, чтоб несколько разнообразить роман, а то всё несколько нудновато. Способ запутывания следствия, придуманный автором любопытен, но развязка разочаровала. [спойлер]Безумный убийца – это неинтересно, безумный убийца-звукоподражатель – слишком натянуто.
А вот во втором романе автор решил поиграться с поджанрами и устроить этакий стёб над классическим детективом. На этот раз имеется довольно долгая прелюдия к преступлению и большое количество персонажей, многие из которых попадают в подозреваемые. Во время любительской постановки «Гамлета» в аристократическом поместье убит целый лорд-канцлер, который тоже в ней участвовал. Прибывший Джон Эплби ведёт следствие в компании с режиссёром спектакля, который вообще-то по жизни, как и автор, профессор литературы и ещё пишет детективные романы. [спойлер]До поры всё идёт по классическим канонам. В конце основной части сыщик-любитель, тот самый профессор, произносит положенную разоблачительную речь против предполагаемого убийцы. Но в эпилоге всё внезапно переворачивается, и классический детектив превращается в шпионский триллер.

"Последние Каролинги" (Лот)

Фердинанд ЛОТ "Последние Каролинги", 1891.
Фердинанд Лот (1866 – 1952) видный французский историк-медиевист, профессор Сорбонны. Это его первый научный труд.
У нас известен детский исторический роман Александра Говорова под тем же названием. Роман хороший, но название неточное, ибо действие его происходит в конце IX века, когда Каролинги были отстранены от престола в первый раз. Но впоследствии они ещё вернутся и не раз. А вот в монографии Лота как раз и рассказывается о действительно последних представителях этой династии: королях Лотаре (954-986), Людовике V (986-987) и герцоге Карле Лотарингском, младшем брате Лотаря и дяде Людовика, отстранённом от французского престола, воевавшем за него, проигравшем и умершем в заключении.
От тех времён до нас очень мало дошло личных документов, лишь скупые строчки хроник, которые описывают происходящие события. Поэтому мало что можно сказать об этих людях, как о личностях. Можно лишь проследить их деятельность и то не всю. А деятельность в основном заключалась в многочисленных войнах, межгосударственных и междоусобных, во время которых феодалы не столько друг с другом воевали, сколько грабили население владений противника. «Когда читаешь историю раннего средневековья X века, в особенности удивляешься отсутствию политической идеи, чётко сложившегося плана, одним словом, последовательности. События развиваются по воле случая, без видимой связи. Союзы заключались и разрывались, по причине ничтожных, непонятных или неизвестных мотивов. Ни на кого и ни на что нельзя было положиться. Вчерашний друг неожиданно становился смертельным врагом из-за незначительных обстоятельств; и напротив, между ещё недавними ярыми противниками наступало примирение». Бандитские, в общем, времена. Нечто вроде наших 90-х, растянувшихся на века.
Книга хотя и старая, но, судя по всему, в целом не устарела (хотя в частностях, возможно). Автор оспаривает ряд распространённых представлений о последних Каролингах, которые и до нашего времени дожили. Так, например, современный российский историк Балакин в своей книге об императорах Священной Римской империи замечает, что каролингские короли Франции второй половины X века не имели своих владений. Согласно же автору этой книги было совсем не так. Действительно, когда отец Лотаря Людовик IV Заморский пришёл к власти в 936 г., из каролингских владений остался только город Лан. Но затем он и его сын Лотарь различными путями сделали свой королевский домен довольно солидным, хотя он и уступал владениям Робертинов.
Автор доказывает, что распространённое в историографии прозвище последнего каролингского короля Людовика V – Ленивый – плод недоразумения и неправильного понимания строчки хрониста о том, что тот за год с лишним своего царствования «ничего не сделал». «Напротив, за время своего столь короткого царствования он проявил себя очень активным; и его могли упрекнуть в желании охватить слишком много дел разом».
Автор, похоже, явно больше симпатизирует Каролингам. Или просто пытается преодолеть прокапетинговский крен, сложившийся за многие века их власти. Он считает отстранение Карла Лотарингского от наследования и избрание королём Гуго Капета делом незаконным, решающую роль в котором сыграли германские «агенты влияния» – архиепископ Реймсский Адальберон и его помощник Герберт Орильякский (будущий папа Сильвестр II). Впоследствии некоторые историки более поздних эпох, исходя из своих представлений, сочинят патриотический миф о том, что Капетинги были национальной французской династией, свергшей «германцев» Каролингов. На самом же деле, утверждает автор, обе династии были германского происхождения, но к описываемым временам обе же романизировались. Свержение Каролингов было как раз в германских интересах, ибо они всё время пытались отобрать у Германии Лотарингию, ведь там была их родовая земля, их старая столица – Ахен. Для Робертинов-Капетингов же Лотарингия никакого «сакрального» значения не имела.
По мнению автора никакой исторической закономерности в падении Каролингов не было. К этому привёл целый ряд случайностей. «Несомненно, было бы глупо отрицать существование неких неизбежно проявляющихся великих процессов. Таково происхождение феодализма. Он берёт начало в конце Римской империи, незаметно формируется в правление Меровингов, продолжается при Карле Великом и, как огонь, таящийся под слоем пепла, с непреодолимой силой вспыхивает в середине IX века. По той же схеме развивалась централизация и абсолютная монархия во всех европейских странах, начиная с XIV по XVIII вв.» Но для этих «великих процессов» было безразлично какая именно династия стоит у власти. Останься у власти Каролинги, изменилось бы много частностей, но общий ход французской, европейской и мировой истории несомненно остался бы прежним.

"Аш: Тайная история"

Мэри ДЖЕНТЛ "Аш: Тайная история".
Здоровенный роман современной английской писательницы. В русском переводе издан в двух томах почти по 800 страниц каждый. Со сложной композицией и жанровой принадлежностью. Действие происходит одновременно в прошлом – в XV веке и в близком будущем (на момент написания романа) – в 2000-01 гг., где учёные как раз пытаются разобраться с тем, что же там, в XV веке, произошло. (Прошлому отведено гораздо больше места). Поскольку по ходу действия реально происходят чудеса, то, казалось бы, речь идёт о фэнтези. Но, поскольку, в итоге этим чудесам даётся научное (или, точнее, наукообразное) объяснение, то всё же стоит поставить «штамп»: НФ. С определением «альтернативная история» вроде бы всё ясно, но под конец и тут возникают некоторые проблемы, если очень строго подходить.
В большинстве отзывов на эту книгу сетуют на затянутость. Ну и я не буду оригинален: редакторский карандаш действительно по ней плачет. Всё больше утверждаюсь в мысли, что в современной англоязычной фантастике авторам гонорар по объёму выплачивают. Или графомания распространилась со страшной силой (графоман ведь не обязательно плохой писатель, может быть и хороший, но не умеющий вовремя остановиться). В классические времена 50-70-х вроде не было такого. Или тогда фантастические издательства были беднее и не давали авторам «растекаться мыслью по древу»? В общем, это большой минус.
Другой минус, с моей точки зрения, натурализм и чернуха. Сплошные «кровь, кишки, говно» и мат. Да ещё и с постоянными повторами одного и того же (отсюда, во многом, и затянутость). Процитирую один из отзывов на Фантлабе: «читать всё те же описания грязных рук, насморка и проч. в третий, четвёртый,.. десятый раз? Да мы уже поняли, что герои никогда не умываются и от них постоянно воняет, сколько можно повторять одно и то же и с теми же подробностями?»
Конечно, можно сказать, что всё это нужно для того, чтоб показать какая нехорошая это штука – война. Насчёт войны, кто бы спорил. Однако, того же эффекта можно добиться и другими средствами. Например, сразу вспомнилась повесть Николая Ютанова «Путь обмана». Там, как и в этом романе, главная героиня – молодая женщина, волею судьбы ставшая военачальником. От отсутствия излишнего натурализма антивоенный настрой повести ничуть меньше не становится. И объём в десять раз меньше.
Теперь о хорошем, а то и непонятно зачем я жевал этот кактус почти 1600 страниц. Сюжет интересный и хитро сплетённый. Любопытно было, как же автор выкрутится из того, что сама накрутила. Далеко не всегда это удаётся. Здесь, на мой взгляд, удалось и довольно неплохо. С очень изящным поворотом в конце.
Дальше под катом, ибо со спойлерами.
Collapse )
И под конец снова о грустном. И хотелось бы обойтись без ритуальных плевков в адрес наших переводчиков и издателей, а куда денешься? Ну напрашиваются! Хоть и стоят в обоих томах одни и те же имена переводчиков, но они явно разделили работу. А согласовать потом переводы между собой оказалось лень. Или у каждой собственная гордость. Редакторам привести к одному знаменателю тоже не судьба. Так вот Изабель из первого тома превратилась во втором в Изобель (ну это ещё ерунда – всего одна буква!), франкоязычные Жанна и Жан – в англоязычных Джин и Джона (что явная ошибка, ведь дело происходит во франкоязычной Бургундии) и т.д. Ну и перлы время от времени вроде: «Святая Римская империя».

"Гражданские войны в Риме. Побеждённые"

Юлий ЦИРКИН "Гражданские войны в Риме. Побеждённые", 2006.
Юлий Беркович Циркин современный российский историк, доктор наук, профессор Новгородского университета, специалист по античности. Эта книга – сборник биографий ряда римских политических и военных деятелей I века до н.э.: Ливия Друза, Цинны, Карбона, Сертория, Катона, Брута, Кассия, Помпея и его сыновей, Красса, Лепида, Антония. Всех их объединяет то, что они в итоге проиграли борьбу за власть и либо были убиты, либо покончили жизнь самоубийством (за исключением Лепида, помилованного Октавианом).
В итоге получился развёрнутый научно-популярный очерк о кризисе и падении Римской республики, который, вероятно, вполне читабелен и для людей, ничего о Древнем Риме за пределами школьного курса не слышавших. Хотя выбранный способ изложения материала по биографиям приводит и к повторам, и к нарушению хронологической последовательности, зато для широкой публики такая персонифицированная история обычно интересней.
Поскольку книга научно-популярная, без ссылок и подробного разбора, то временами проскальзывают без комментариев предположения разной степени сомнительности. (Лишь изредка автор всё же указывает в примечаниях альтернативные мнения). И совсем уж спорна попытка обобщения в «Заключении», насчёт того, что старшее поколение римских политиков I в. до н.э. было более идейным, хоть и стремилось к власти, но больше для реализации «партийных» программ, а чем дальше, тем якобы больше боролись исключительно за власть. Тут в современниках-то не разберёшься, а где уж там узнать, что было в головах людей, живших две с лишним тысячи лет назад?!

"Квинт Серторий"

Антон КОРОЛЕНКОВ "Квинт Серторий. Политическая биография", 2003.
Антон Викторович Короленков современный российский историк, кандидат наук, причём кандидатскую диссертацию защищал как раз по Серторию, так что, видимо, диссертация через несколько лет и превратилась в эту книгу.
Имя Сертория хорошо известно тем, кто интересуется древнеримской историей. А вот остальные возможно никогда и не слышали его. Этот военный и политический деятель конца II – первой трети I вв. до н.э. остался во втором ряду римлян конца Республики. Да и основная деятельность его протекала на периферии – в Испании – где он ещё много лет после поражения марианцев в Италии сопротивлялся победившим сулланцам, сумев привлечь на свою сторону ряд испанских племён. Не будучи ещё окончательно побеждён врагами, он пал жертвой заговора своих ближайших сподвижников.
Эта книга, похоже, первая научная биография Сертория на русском языке. Во всяком случае автор в историографической главе не упоминает других биографий, а лишь работы, посвящённые серторианскому движению. Впрочем, поскольку жизнь Сертория слабовато освещена источниками, особо много о ней неизвестно, так что все биографические данные могли быть изложены и в тех работах. Здесь автор собрал всё, что нам известно о Сертории. Однако, поскольку немногочисленные письменные источники ещё и противоречат друг другу, а привлечение археологических и нумизматических источников хоть кое в чём и помогает, но слабо, то зачастую автор просто вынужден констатировать существование разных возможных вариантов. Хотя временами он всё же считает возможным поддержать ту или иную точку зрения. В частности в вопросе о дате смерти Сертория он отрицает традиционную датировку – 72 г. до н.э., считая, что это случилось годом ранее – в 73 г. до н.э.
В общем, книга вряд ли будет интересна широкой публике, а только специалистам и любителям Древнего Рима.

"Речные пороги"

Бэзил ДЭВИДСОН "Речные пороги".
Бэзил Дэвидсон (1914 – 2010) британский писатель и журналист, в годы второй мировой войны разведчик, затем увлёкся Африкой. Этот изданный в 1955 году роман как раз на африканскую тему.
Автор был убеждённым противником колониализма и роман написан с этих позиций, поэтому его довольно оперативно, в 1959 году, перевели в СССР, а в 1960 издали полумиллионным тиражом в «Роман-газете». Вот мне и посчастливилось обнаружить его в старых залежах у родителей. Роман оказался весьма интересным, приоткрывающий малоизвестный нам африканский мир во времена ушедшей колониальной эпохи.
Небольшая африканская колония в начале 50-х годов. Часы отсчитывают последнее десятилетие колониализма (большинство стран Африки получат независимость в 1960), но об этом ещё никто не знает, в том числе и автор. И местная элита надеется, что их тихая спокойная благополучная жизнь надолго, если не навсегда. Ни о каких переменах, ни о каких уступках «туземцам» и слышать не желают. Для них не то что «коммунист», но даже и «либерал» бранное слово. «Цветной барьер» не только не ослабляется, но, напротив, усиливается.
Главный герой романа – капитан Стэнтон, владелец небольшой гостиницы казалось бы плоть от плоти этой самой местной элиты. Местный долгожитель, один из самых уважаемых людей, почётный председатель всех общественных комитетов и т.д., и т.п. Но времена меняются. Где-то в Африке гремят антиколониальные восстания, и хотя тут пока всё более-менее тихо, но местных белых постепенно охватывает паранойя. За попыткой негров создать элементарные общественные организации и профсоюзы видится подготовка резни. И в такие минуты «кто не с нами, тот против нас». Героя подозревают в сотрудничестве с неграми и подвергают всеобщему бойкоту.
Очень умело автор показывает нарастание напряжённости. Африка Африкой, а люди везде одни и те же, и законы социальной психологии тоже. Обе стороны готовы верить самым диким слухам. И нет в этом разницы между «дикими неграми» и «цивилизованными европейцами». Судьба же тех, кто пытается погасить страсти, обычно печальна.